19:50 

Cпасите мир, капитан Шепард

Gassioda
Заводчик обоснуев.
Название: Cпасите мир, капитан Шепард
Автор: Gassioda
Бета: Voidwraith
Канон: Forgotten Realms, Mass Effect
Категория: джен
Рейтинг: PG-13
Персонажи и пейринги: Джон Шепард, Викония, Минск, Касавир, Ксан, Сэнд, Нишка, Ян Янсен, Данило Танн, Калак-Ча, дитя Баала, Эльминстер, Сиринши.
Жанр: юмор, приключения, кроссовер с Mass Effect
Размер: миди, 4758 слов
Аннотация: Фаэруну грозит страшная опасность. Эльминстер уверен: никто из героев этого мира не способен спасти его. Срочно нужен свежий герой, желательно – с опытом работы по специальности.
Предупреждения: стеб
От автора: текст с ФБ - 2013
Статус: закончен

Капитан Джон Шепард открыл глаза и удивленно моргнул, уставившись в ярко-синее небо. Осторожно пошевелившись и убедившись, что руки-ноги целы, он сел и осмотрелся. Джон, бывалый солдат, считал себя готовым ко всему. Стреляя в консоль на Цитадели, он был готов умереть или, в лучшем случае, надолго очутиться на больничной койке. Но вот к чему он точно не был готов, так это к тому, чтобы очнуться на зеленой лесной лужайке и узреть перед собой бородатого мужика в смешном халате и шляпе и едва одетую синеволосую эльфийку. В том, что это эльфийка, Джон не сомневался: именно такими бледнокожими и остроухими их изображали в популярной онлайн-игре «Последняя битва», в которую Шепард любил играть вместе с сослуживцами в те времена, когда он еще не спасал галактику. «Я брежу», – мелькнула вполне разумная мысль. Мужик что-то сказал; язык был незнакомым, и Джон только недоуменно покачал головой. Бред казался на удивление реальным. Эльфийка улыбнулась Шепарду, певуче произнесла несколько слов, и он снова погрузился в беспамятство.
Когда Шепард опять пришел в себя, он какое-то время лежал, искренне надеясь, что на этот раз над головой окажется потолок больницы. Нежный голос позвал его по имени, требуя очнуться. Вздохнув, Джон открыл глаза. Ничего не изменилось. Небо, лужайка и два странных типа напротив.
– У меня галлюцинации, – тоскливо сообщил Шепард пространству.
– Нет, нет, Джон, ты совершенно нормален, – на это раз Шепард прекрасно понял, что сказал мужик, а тот тем временем продолжал: – меня зовут Эльминстер из Шедоудейла, а прекрасную леди рядом – Сиринши.
– Точно, галлюцинации, – Джон даже зажмурился, – меня накачали наркотиками в больнице, и вы мне чудитесь.
– В вашем мире ты умер, – сообщил мужик. – Я успел забрать оттуда твое тело, пока душа еще оставалась в нем, и воскресил тебя.
– Зачем? – Шепард открыл глаза и тут же подозрительно прищурился: однажды его уже вернули к жизни и тут же заставили пахать на благо человечества.
– Видишь ли, нашему миру грозит страшная катастрофа, которая не только уничтожит все хорошее, но и перевернет основы мироздания. Мы не можем этого допустить, – вмешалась эльфийка, ее голос звучал, на вкус Шепарда, излишне торжественно. – Джон, ты должен спасти наш мир!
– Опять? – Шепард страдальчески закатил глаза. – А своих героев у вас не нашлось?
– Видишь ли, – снова заговорил Эльминстер, – все пророки уверены: ни один из героев этого мира не в силах спасти его.
– А я, значит, в силах? – голос Шепарда просто сочился сарказмом.
– Ты остановил расу непобедимых монстров и спас свой мир, – снова вмешалась эльфийка.
– Я был не один, – резонно заметил Шепард.
– О, не бойся, – проворковала Сиринши, – ты и тут не будешь один.
– Вот, – Эльминстер протянул ему толстую пачку листов, – мы отобрали лучших из лучших, способных помочь тебе в этой битве.
Обреченно вздохнув, Шепард взял предложенное и начал читать.
– Артемис Энтрери, лучший убийца на всем Фаэруне, – Шепард поморщился. – Надеюсь, он не смертельно болен?
– Нет, – Эльминстер выглядел удивленным.
– Замечательно. Таааак… тяжелое детство, нездоровая тяга к соперничеству с дроу Дзиртом До'Урденом, – Джон поморщился, откладывая пергамент влево, – не годится.
– О! Дзирт До'Урден. Изгнанник из Мензоберранзана. Непревзойденный воин. Что тут у нас еще? Неразделенная любовь, злобные родственники, болезненное чувство справедливости, – лист полетел на траву следом за первым.
– Вульфгар. Варвар великой силы. Заточение в бездне. Проблемы с головой, – третий лист отправился на землю.
– Кэтти-Бри. Воительница, владеющая мощным артефактом… Аэри… Страдает по отрезанным крыльям… Ганнаев. Сноходец. Отец был съеден матерью… Гарпел… хм... хм... переместил мозг в задницу. Оригинально, – Шепард перебирал листы, бегло проглядывая написанный на них текст. Наконец он поднял голову. – Слушайте, а кого-то без несчастного детства, нереализованных сексуальных желаний и проблем с головой у вас нет?
– На этих листах изложены деяния самых лучших, – оскорбился Эльминстер.
Некоторое время Джон молча перебирал листы; над поляной разносилось только шуршание пергамента и скорбные вздохи капитана. Наконец, его взгляд остановился на одном из них. На пергаменте, помимо текста, находился небольшой, но весьма выразительный рисунок.
– Какие сиськи! – вырвалось у Шепарда, – Хм… Викония де Вир. Вот эта подойдет.
Джон отложил лист в другую сторону и снова принялся перебирать записи, время от времени комментируя вслух прочитанное.
– Минск. Никогда не расстается со своим хомяком Бу, – в глазах Джона мелькнула печаль. – Мужик, уважаю!
Пергамент был аккуратно отложен в правую стопку.
– Так. А это кто? Касавир. Принципиально следует идеалам добра. Паладин, – Шепард на секунду задумался. Вспомнив игру, он решил, что танк в партии точно не помешает. – И этого беру.
– Он в тюрьме, – заметил Эльминстер, чтобы внести ясность.
– Это мелочи, вытащим. Опыт у меня есть, – Шепард снова зашуршал пергаментом.
– Ксан… Маг. «Мы все умрем». Не могу не согласиться. Сэнд. Тоже маг. Характер скверный, – некоторое время Джон задумчиво изучал тексты на пергаментах.
– Они хорошие маги, – рискнул вклиниться Эльминстер.
– А у вас все эльфы такие... – Шепард запнулся, пытаясь подобрать слово подипломатичнее, – странные?
Сиринши промолчала, с преувеличенным вниманием рассматривая траву. Эльминстер только кивнул.
– Ладно, возьму, что есть, – печально посмотрев на удручающе маленькую правую стопку, Шепард сгреб отложенные влево листы и принялся их перебирать во второй раз. На лице капитана отражались мучительные сомнения. Наконец он отобрал еще два листа.
– Дитя Баала, – наконец подал он голос, – Баал – это кто?
– Местный бог. Мертвый, – пояснила Сиринши.
– Ага. Крутой папаша, – Шепард хмыкнул. – А это? Калак-Ча. Что за дурацкое имя?
– Это титул, переводится как "Носитель осколка". Спасла Невервинтер, – последнюю фразу эльфийка добавила на тот случай, если капитан невнимательно читал.
– Так, этих красоток я тоже беру. У них хоть опыт есть, – еще два листа легли в правую стопку.
Порывшись в записях еще некоторое время, Шепард, наконец, отложил вправо очередной лист.
– Хвостатую возьму, – пояснил он, – детство, конечно, несчастное, но, может, денег мне заработает. А еще я никогда не видел рогатых девиц.
Эльминстер едва заметно поморщился. Принцип, по которому Шепард отбирал будущих спасителей мира, ему не особенно нравился.
– Данило Танн, – Джон тем временем отобрал еще один лист. – Бестолковый малый, но с полезными связями.
Эльминстер кивнул, на этот раз соглашаясь с капитаном: связи никогда не помешают, особенно если необходимо срочно спасать мир.
– О! – возглас Шепарда отвлек Эльминстера от раздумий. – Как я раньше этого Яна не заметил? Пиво мне точно понадобится, а то и что покрепче.
– Я бы не советовала тебе пить это пиво, – предупредила Сиринши.
– Ничего, я ринкол переваривал. Так, и что тут у нас, – Шепард взял в руки правую стопку, – Викония, Минск, Касавир, Ксан, Сэнд, две местных героини, Нишка, Данило и полезный гном. Думаю, это все.
– Хорошо, – Эльминстер протянул Шепарду еще несколько свернутых пергаментов и огромный шар. – Это карты Торила и средство связи.
– Это что, палантир? – Шепард осторожно взял в руки тяжеленный шар.
Эльминстер недоуменно уставился на капитана.
– Неважно. Чего-то поменьше у вас не найдется?
Сиринши порылась в сумке и молча протянула Шепарду небольшое зеркальце.
– Гораздо лучше. Ну, я пошел? – Шепард поднялся.
– Джон, – мягко улыбнулась Сиринши, – тебе стоит для начала переодеться.
Шепард задумчиво оглядел свою одежду, представлявшую собой почти полностью сгоревшую броню и комбинезон.
– И то верно, – согласился он. – Кстати, мне нужна лошадь, хотя лучше – повозка, и корабль.
– Зачем тебе корабль? – удивился Эльминстер.
– Как зачем? Мне еще за этим, – Шепард потряс одним из листов, – в Эвереску тащиться. И вообще, какой я капитан без корабля?
– И то верно, – вздохнул Эльминстер.
***

Носительница осколка пропалывала огород, методично вонзая сапку в сырую землю. На шум она даже не повернула голову, соизволив разогнуться только тогда, когда к ней обратились. Недружелюбно оглядев новоприбывшего, она спокойно выслушала его предложение и так же спокойно посоветовала ему провалиться в Бездну вместе со всем миром.
– Я знаю, где Касавир, и я помогу тебе его спасти, – применил Шепард тяжелую артиллерию.
Калак-Ча молча развернулась и направилась в дом.
– Ты куда? – крикнул ей вслед Шепард.
– За мечом, – не оглядываясь, отозвалась чернокнижница.
– Вот это я понимаю, – одобрительно хмыкнул Шепард. – Быстро и по делу, без лишних сантиментов. Одобряю.
До Невервинтера добрались быстро благодаря кораблю, на котором Шепард, не имеющий ни малейшего понятия о судоходстве, тем не менее, числился капитаном. Сэнда они нашли там, где и ожидали – за прилавком магической лавки. Волшебник, судя по выражению эльфийской морды, тоже собирался их куда-то послать, но, услышав об открывающихся перспективах изучения новой магии, призадумался, а потом пошел собирать вещи.
Где обретается Нишка, волшебник точно не знал. По его словам, она к нему не заходила и вообще, видимо, не желала его знать.
– Но я слышал, – Сэнд тонко улыбнулся, – что она планирует кражу века. И совершенно случайно я знаю, кого она собирается обокрасть.
Сидя в засаде у дома, который выбрала Нишка для своей кражи, Шепард ощущал некоторое дежавю. Радовало только то, что пробиваться с боем никуда не требовалось. Воровка появилась точно по расписанию; когда тонкая фигурка осторожно проскользнула мимо, Джон схватил ее за первое, что попалось под руку. Первым попавшимся оказался хвост. Тоненько взвизгнув, Нишка обернулась, выхватывая кинжал, и замерла, увидев Носительницу осколка. На предложение спасать мир воровка согласилась почти сразу, чему немало поспособствовала появившаяся на горизонте стража. Шепард небеспричинно подозревал, что к столь своевременному явлению стражей порядка приложил руку Сэнд.
Следующим пунктом назначения был Лускан. По дороге Калак-Ча, Нишка и Сэнд бурно обсуждали план штурма Лусканской тюрьмы; Шепард только улыбался. Сразу, как причалили, он велел новообретенной команде сидеть на корабле и исчез, прихватив увесистый мешочек золота. Вернулся капитан к вечеру, ведя за собой изможденного, но вполне живого Касавира. Оставив Носительницу осколка хлопотать над паладином, капитан вышел на палубу и приказал взять курс на Вотердип.
К огромному сожалению Шепарда, в Вотердипе Данилы Танна не обнаружилось. Впрочем, в последний раз его видели направляющимся в Скулпорт, так что Джон надеялся, что поиски не займут слишком много времени.
Пробираясь по переулкам Скулпорта, Шепард думал, что надо было послать бородатого мужика ко всем чертям и свалить на какой нибудь теплый остров. Вместо этого он ползал по грязным закоулкам города, неуловимо напоминающего Омегу, и искал очередной ценный кадр.
Данилу Танна они увидели издалека: зажатый в угол, он из последних сил отбивался от нескольких головорезов.
– Что-то мне это напоминает, – пробурчал Шепард, выпуская арбалетный болт в одного из нападающих и поудобнее перехватывая топорик.
За время пока еще недолгих странствий Джон уже успел понять, что мечом он если и овладеет, то очень не скоро. Зато ножи на Фаэруне летают так же замечательно, как и на Земле, приклад арбалета почти ничем не отличается от приклада любимой штурмовой винтовки, а бросать и использовать в ближнем бою топорик даже удобнее, чем саперную лопатку. Рядом орудовала тонким клинком Нишка и оказывал поддержку магическим огнем Сэнд; небоеспособный пока что Касавир и не отходящая от него ни на шаг Калак-Ча остались на корабле. Шепард очень надеялся, что паладин не проваляется в койке слишком долго.
С бандитами справились достаточно быстро и без потерь.
– Значит, так, – Джон подошел к пытающемуся отдышаться Даниле. – Меня зовут Джон Шепард. Мы тебя, судя по всему, спасли от верной смерти, а значит, теперь ты идешь вместе с нами спасать мир. Спасибо скажешь по дороге.
– Ээээ, – только и смог выдавить Данило, который как раз собирался поблагодарить своих спасителей, а заодно и узнать, кто они такие.
– Я вижу, ты согласен, – Шепард улыбнулся своей лучезарной улыбкой. – Замечательно.
Данило, наконец, справился с собой:
– А от кого спасать?
– От катастрофы, точнее мне не сказали, – сообщил Шепард, – так что разберемся по дороге. Кстати, нам еще одну девушку найти надо, она вроде где-то здесь обретается. Викония де Вир. Ничего не знаешь?
– Знаю, – Данило удивленно воззрился на Шепарда. – А зачем она тебе?
Капитан бодро отозвался:
– Тоже будет спасать мир!
– Боюсь, она не согласится, – покачал головой Данило.
– Не бойся, я договорюсь, – заверил Шепард.
Впрочем, вскоре его уверенность в своей способности уговорить кого угодно на что угодно изрядно поубавилась. Чернокожая красавица спасать мир категорически отказывалась. В ответ на все предложения она только обзывала Шепарда ничтожным самцом и советовала ему пойти куда подальше; направления, надо сказать, отличались разнообразием. Самцом Шепард, конечно, был, и на эту сторону его личности никто еще не жаловался, а вот ничтожным он себя ни в коей мере не считал. Помощь пришла неожиданно в лице толпы подозрительных личностей, желавших Виконию четвертовать, или колесовать, или заживо сварить в масле. Пока личности бурно выясняли, как именно умертвить дроу, Шепард подхватил оную под локоток и скрылся через черный ход.
Собрав бравую компанию на корабле, Джон глубоко задумался, куда двигаться дальше. Минска, по заверениям Эльминстера, стоило поискать в окрестностях Рашемена; дитя Баала обреталась где-то в Амне; Ксан вернулся в Эвереску, а Ян Янсен, как обычно, занят контрабандой обезьян. После недолгих, но бурных обсуждений решено было отправиться в Амн за потомком бога и Янсеном.
Яна обнаружили в тюрьме. Данное обстоятельство Шепарда не только не смутило, но и обрадовало. Во-первых, его не пришлось искать, а во-вторых, взамен на спасение из тюрьмы можно было смело требовать участия в мероприятии по спасению мира. Так и случилось: за очередной мешочек золота – существенно меньше того, который отдали за Касавира, – Ян был вызволен из тюрьмы. Гном немного поломался, но в итоге присоединился к бравой компании.
С ребенком Баала оказалось сложнее: колдунья никуда идти не хотела, разве что в ближайшую таверну. Туда и пошли. После четвертой кружки эля выяснилось, что причина тоски колдуньи – сбежавший на родину Ксан, который ее совсем не любит.
– Баба, – тяжко вздохнул Шепард и немедленно пообещал решить проблему. По крайней мере, частично.
Препроводив дитя Баала вместе с сундуком, полным всякой ерунды, в ее каюту, Джон достал зеркальце и, связавшись с Эльминстером, бодро отрапортовал, что большая часть команды собрана. Волшебник, пребывающий где-то на другом конце мира, сдержанно поблагодарил и поинтересовался, куда капитан направится дальше. По-военному четко изложив план дальнейших действий, Шепард так же четко заявил, что до Эверески и Рашемена далековато, и идти туда своим ходом, да даже ехать – только время терять, когда каждый день на счету, и потребовал данную проблему решить. Волшебник пообещал так и сделать. И сделал. В Эвереску компания отправилась через портал.
Стоя у ворот Эверески под прицелом эльфийских лучников, Шепард изложил Ксану цель своего визита. Со скорбным лицом эльф заявил, что они все умрут, как он всегда и говорил, так что бороться нет смысла, и он никуда не пойдет. И тут же поинтересовался, как именно все умрут. Джон Шепард всегда славился своей сообразительностью. Набрав в грудь побольше воздуха, он принялся красочно расписывать, что именно случится с Фаэруном. Начал с замены родного куска суши на кусок суши с какой-то неведомой планеты, продолжил описанием ужасов магической чумы и закончил предсказанием о вымирании расы эльфов; последнее являлось чистой воды передергиванием фактов, но опровергнуть слова Джона было некому. Громкий командный голос и на этот раз не подвел капитана. Уже через полчаса его слова достигли ушей местных правящих лиц, а через час Ксана собрали в дорогу. Правда, увидев Дитя Баала, прятавшуюся все это время в кустах, эльф попытался уцепиться за ворота города, но его ловко отодрали и выпихнули прочь. Так что уже через несколько часов компания входила в следующий портал.
С Минском все оказалось до невероятного просто. Когда капитан подошел к берсерку, сидящему на берегу озера, откуда-то из недр его одежды выскочил Бу. Джон протянул руку к хомячку, и тот ткнулся мордочкой в пальцы Шепарда, что-то пискнув. Это решило дело.
– Бу говорит: Шепард великий воин, – заявил Минск, выслушав предложение капитана. – Минск должен идти с Шепардом.
– Очень разумное животное, – улыбнулся Джон.

Когда они снова оказались в Амне, Шепард с задумчивым видом оглядел свою новую команду.
– Кажется, я о чем-то забыл, – пробормотал он.
Через час на всех стенах домов Амна появилась объявление «Разыскивается жрец для работы в походных условиях. Обращаться в таверну «Дикий кролик» к капитану Джону». На следующий день их компания пополнилась щуплым молодым человеком с возвышенным взглядом, и Шепард заявил, что можно отправляться.
– Мы обречены, – заявил Ксан и тяжко вздохнул.
Остальная компания, уже третий час наблюдающая, как капитан, прихлебывая пиво из репы, делится с Минском тоской по своему хомячку, оставшемуся в родном мире, только согласно кивнула.
Сидя на корме корабля, Шепард задумчиво изучал ворох пергаментов с разнообразными пророчествами и предсказаниями, доставленный человеком Эльминстера, между делом поглядывая на декольте Виконии. Время от времени он обращался к кому-то из команды, чтобы уточнить непонятные моменты. Непонятных моментов было множество, так что команде приходилось неотрывно сидеть рядом с капитаном.
– Так, судя по этим бумажкам, – наконец огласил капитан результаты своих размышлений, – одной из причин неприятностей является воплощение этой вашей Ллос в некой Данифай. Значит, надо убить Данифай.
– Мне нравится этот план, – одобрила Викония.
– А где ее искать? – уточнил Касавир.
– Наш поход обречен на неудачу, – сообщил Ксан, бочком пятясь от подбирающейся к нему дочурки Баала.
– Да да, знаю, мы все умрем, – радостно поддержал его Шепард,– но это потом, а пока – собирайтесь, мы отправляемся в Бездну.
Бездна была похожа на бездну. Пересчитав и построив отряд, Шепард поделил его на две части и устроил засаду. Отряд дроу показался через пару часов, когда всем уже изрядно надоело ждать, так что в бой кинулись с радостью и энтузиазмом. Даже хомяк Бу, спрыгнув с плеча Минска, с яростным писком вцепился в нос одного из дроу. Вскоре в живых осталась только Данифай. Окинув отряд взглядом, она безошибочно определила лидера в лице Шепарда и, обольстительно ему улыбнувшись, принялась снимать кольчугу, одетую по привычке на голое тело. Некоторое время отряд молча созерцал, как Данифай, наклонившись и вытянув вперед руки, конвульсивно дергается, пытаясь эротично стряхнуть с себя доспех. Наконец кольчуга с тихим звоном упала на землю, и дроу выпрямилась, снова обольстительно улыбнувшись. Шепард окинул взглядом ее стройное обнаженное тело и улыбнулся.
– Да, так гораздо лучше, – кивнул он и спустил курок арбалета.
Тихо охнув, Данифай осела на землю.
– А я уж думала, ты поддался чарам этой шлюхи, – фыркнула Викония.
– Ей не сравниться с тобой, – Шепард послал дроу многозначительный взгляд.
Викония демонстративно отвернулась.
Обыскав трупы дроу на предмет полезного снаряжения, Шепард достал зеркальце и связался с Эльминстером.
– Должен вас огорчить, ребята, – сообщил он команде, когда сеанс связи был закончен, – но ничего не изменилось. Видимо, причина ваших грядущих катаклизмов в другом.
– Я же говорил, – вздохнул Ксан.
– Значит, надо разрабатывать план «Б», – проигнорировал его Шепард, – а пока отдохнем и выпьем пива.
– Из репы. Очень полезно! – одобрил Ян, доставая бурдюк.
Под пиво изучение материалов пошло практически весело, и через некоторое время Шепард бодро изложил команде очередной план:
– Сирик, судя по всему, – причина многих ваших бед, нынешних и будущих, – объявил он. – Убьем его – спасем Фаэрун, ну, или хотя бы магической чумы не будет, что тоже плюс.
– Давайте не будем тратить силы понапрасну, просто ляжем и умрем! – внес рационализаторское предложение Ксан.
Окружающие дружно вздохнули.
– Бога нелегко убить, – заметил Данило, – понадобится артефакт.
Все дружно воззрились на Носительницу осколка.
– Я его продала, чтоб глаза не мозолил, – буркнула Калак-Ча, прячась на всякий случай за спину Касавира.
– Другой бог тоже подойдет, – Сэнд покосился на дитя Баала.
– Я не бог, – быстро ответила та, – я отказалась.
– Значит, надо добыть мощный артефакт, – резюмировал Шепард.
– В библиотеках бы порыться, – мечтательно протянул Сэнд.
– Пороемся, – заверил его капитан.
Как говорится, мужик сказал – мужик сделал. Проникнуть в библиотеку Кэндлкипа было, конечно, нелегко, особенно такой странной и не внушающей доверия компании, но Шепард не зря славился даром убеждения. Красочные описания грядущей катастрофы и пафосные заверения в бескорыстном стремлении спасти этот мир открыли перед ними двери библиотеки. Пока остальные хорошо проводили время в местной таверне, Сэнд и Ксан перерывали пыльные тома в поисках необходимых сведений. Через три дня их старания увенчались успехом: подходящий артефакт находился на Фаэруне в коллекции некоего богача из Калимшана.
– Что-то мне это напоминает, – буркнул Шепард, выслушав доклад магов. – А этот богач случаем не любит устраивать приемы?
Богач приемы устраивать любил. Прикупив стадо верблюдов и ворох товаров, Шепард заявился в Калимпорт под видом богатого торговца. В наложницах у него числились все дамы партии. Морщась и ругаясь, они натянули на себя разноцветные тряпки и изо всех сил старались выглядеть не бандой разбойниц, а приличными гаремными девами. Приглашение на прием не заставило себя ждать. Прихватив сундук подарков хозяину и Нишку в качестве «любимой жены», Джон отправился в гости. Через два часа они уже убегали по темным улицам Калимпорта от стражи разъяренного хозяина артефакта.
Добежав до безопасного места и отдышавшись, Шепард гордо продемонстрировал ожидающей команде новое приобретение – черный, как задница дроу, двуручный клинок.
– Ну что, поехали? – бодро поинтересовался капитан, когда все насмотрелись на артефакт.
Ехали недалеко – до ближайшего портала, который в итоге должен был привести их в Пандемониум. Дальше пришлось идти пешком, через бесконечные лабиринты черных пещер и тоннелей. Из всей команды только Викония чувствовала себя почти как дома, правда, дроу раздраженно жаловалась, что в этих пещерах излишне шумно и ветрено. Ветер и правда был везде, от его воя закладывало уши, он норовил вырвать из рук карту, сбить с ног, в общем, творил всяческие безобразия. Подбадриваемая руководящими указаниями Шепарда, команда плелась к цели. По крайней мере, им всем хотелось надеяться, что двигаются они туда, куда нужно. Учитывая, что периодически они шли по стенам, а то и по потолку, уверенности в этом не было.
Когда они, наконец, добрались до Кацита, вой ветра превратился в плач. Заунывные звуки подгоняли отряд вперед. Наконец, они добрались до замка, в котором, по информации Эльминстера, обитал Сирик, но обнаружили там только ветер. Обойдя замок, точнее, его развалины, Шепард обнаружил криво прибитую к заколоченной двери табличку: «Переехал в Лимбо».
– Все бесполезно, – Ксан сделал попытку обреченно усесться на камни.
– Заткнись, – прошипела Викония.
Сильная рука капитана схватила Ксана за шкирку и поставила на ноги.
– Не расслабляться, солдат, – гаркнул Шепард.
– Пииии!
– Бу говорит: «Не сдаваться злу», – перевел Минск.
– Вот! Умный хомяк, – одобрил капитан. – Где это Лимбо? Касавир, Калак-Ча, подержите-ка карту.
Лимбо превзошло самые худшие предсказания Ксана и ожидания Шепарда. Одно дело – постоянное безумие ветра, и совсем другое – когда все пространство вокруг тебя сходит с ума. Земля, небо, точнее, то, что тут можно было очень условно считать таковыми, скакали вокруг, как стая бешеных пыжаков. Капитан раздраженно думал, что так недолго и косоглазие заработать. Некоторое время команда растерянно стояла, сгрудившись на твердом пятачке земли возле портала и озираясь. Ни у кого не было ни малейшего представления, как тут можно хоть куда-то двигаться.
Ситуацию спас не в меру начитанный Сэнд, сообщивший, что все просто: надо всего лишь усилием воли формировать вокруг себя желаемое пространство. Силы воли капитану было не занимать: в конце концов, в свое время он усилием этой самой воли даже смог удержаться и не трахнуть Миранду, чей аппетитный зад постоянно мелькал перед глазами. Жертва, правда, учитывая последующие события, оказалась напрасной.
Оставив бесплотные раздумья о родном мире, Шепард поднапрягся, и перед командой материализовалась дорожка, а уж когда к Шепарду присоединились Калак-Ча и дитя Баала, дорожка превратилась практически в тракт, по которому они и двинулись.
До нового обиталища Сирика добрались без песен, но весьма бодро. Бог был на месте, и гостям он не обрадовался. Для начала Сирик попытался убить непрошеных посетителей – не получилось. Тогда бог пустил в ход всю свою хитрость, которая не раз его выручала. К его несчастью, на этот раз он имел дело с капитаном Шепардом, который смог уговорить застрелиться целых двух злодеев, находящихся под контролем существ гораздо более древних, чем полусумасшедшее божество. У Сирика не было шансов. Вытерев меч от крови бога, капитан достал зеркальце.
Разговор с Эльминстером не клеился. Волшебник был благодарен капитану за старания и всячески хотел помочь в дальнейших поисках и устранениях причин неприятностей Фаэруна, но беседа все равно выходила малоконструктивной. Наконец, Шепард посетовал, что не видел все эти пророчества своими глазами. Эльминстер на пару минут задумался, после чего произнес заклинание. Когда капитан пришел в себя, то увидел, что вокруг с лицами разной степени озабоченности сгрудилась вся команда.
– Опять не то, – сообщил он, – хотя некоторые улучшения наметились.
– Может, убьем еще парочку богов? – азартно предложила Калак-Ча.
– Убийства – не выход, – Касавир неодобрительно покосился на девушку, которая тут же состроила невинное лицо.
– Думаю, паладин прав, – Шепард материализовал под собой капитанское кресло и задумчиво уселся в него. – Тут нужен другой подход. По словам Эльминстера, пророки утверждают, что опасность исходит не с внешних планов.
– Есть еще внутренние, – заметил Ксан.
– А также астрал и эфир, – педантично уточнил Сэнд.
Шепард только покачал головой, в которой, помимо кода жнецов, теперь стараниями Эльминстера помещались все известные пророчества о катаклизмах. Задумавшись, он перебирал или, уместнее будет сказать, пересматривал их, пытаясь определить корень проблемы. Наконец, капитану показалось, что он ухватил ниточку, и вела эта ниточка даже не в астрал, а куда-то за пределы внешних планов.
– Боюсь, нам придется отправиться туда – не знаю куда, – озвучил капитан результаты своих измышлений.
В следующие полчаса он активно пояснял команде, куда именно надо отправиться и каким образом он пришел к таким выводам. Команда едва сдерживалась, чтобы в ответ не пояснить капитану, куда следует пойти ему. Но харизма Шепарда, как всегда, победила. Оставалось решить только один вопрос. Как?

Мистра в очередной раз латала порванное нерадивыми магами Плетение, когда в ее владения заявился Шепард с компанией. В отличии от Сирика, богиня не стала пытаться пришельцев убить, а вежливо поинтересовалась, какого баатезу они тут забыли. Шепард ответил. Некоторое время Мистра стояла с совершенно не по-божественному отвисшей челюстью. Потом переспросила, полагая, что могла ослышаться – в конце концов, божественный статус она обрела недавно. Шепард снова ответил, на этот раз более детально описав свои мотивы и цели предприятия. Поразмыслив еще несколько минут, богиня кивнула, соглашаясь помочь.
Мистра, в прошлом Миднайт, была женщиной деятельной и откладывать дела в долгий ящик не любила. Так что уже через неделю не далеко, но и не близко от ее обители возник сияющий серебряным светом портал. Команда под предводительством Шепарда стояла неподалеку, наблюдая за завершающим этапом работ.
– Мы все умрем, – как всегда, оптимистично заявил Ксан, – этот портал – путь в один конец.
– Да, да. Я уже ходил в один конец. Дважды. Вот в последний раз даже умер, – Шепард сделал паузу и полным трагизма голосом добавил: – не помогло!
Когда команда в полном составе прошла через портал, за ним обнаружилась не астралоподобная сущность, как предполагал Сэнд, не черная смертельная пустота, как предрекал Ксан, и даже не наполненная безбрежным покоем сияющая вечность, как утверждала Калак-Ча, а всего лишь зеленая лужайка, над которой простиралось лазурно-синее небо. Больше вокруг ничего не было – ни деревьев, ни цветов, ни кустов, ни облаков. Только бескрайняя лужайка, которую следовало бы назвать лугом, учитывая обозримые размеры, и такое же бескрайнее небо. Повертев некоторое время головой в поисках хоть чего-то, отличного от неба и травы, и не обнаружив такового, Шепард пожал плечами и зашагал вперед, подав команде знак следовать за ним.
Однообразный пейзаж уже успел всем порядком надоесть, когда впереди появилось нечто интересное. Когда они подошли поближе, Шепард выругался. Остальные недоуменно посмотрели на капитана, не понимая, почему сидящая под раскидистым дубом маленькая девочка вызвала у капитана такую реакцию.
– Здравствуй, Джон, – улыбнулась девочка.
– Где я? – поинтересовался капитан.
– Это мой дом, – девочка обвела рукой вокруг.
Взгляд Шепарда сделался подозрительным.
– А ты кто?
– Я – сущность! – она снова улыбнулась.
– Деточка, а я случайно не знаком с твоим братом? – мрачно вопросил Шепард.
– У меня нет брата, Джон, – казалось, она удивилась.
– Тогда позови Ао, уж не знаю, кто он тебе – папа, начальник, хозяин, – капитан сложил руки на груди и сурово посмотрел на ребенка.
– Ао – мое создание, – девочка уже не улыбалась.
– Тааак, – протянул Шепард, – а сейчас ты скажешь, что все, что должно в скором времени произойти с Фаэруном, это твое решение?
– Да, – кивнула девочка, – это решит проблему.
За спиной капитана часть команды попыталась заговорить, а другая часть – подойти поближе, но у них ничего не вышло. Какая-то неведомая магия сковала спутников Шепарда, позволяя им только смотреть и слушать.
– Какую проблему? – поинтересовался Шепард, делая осторожный шаг к существу, которое уже не считал ребенком.
– Этот мир стал слишком сложным, слишком неупорядоченным, в нем так много хаоса, что это наверняка вскоре разрушит мироздание, – девочка состроила скорбное лицо.
– Пока что мироздание собираешься уничтожить только ты, – заметил Шепард.
– Нет, я хочу его усовершенствовать, – возразила девочка. – Подумай сам, слишком много богов, слишком много Планов, запутанные связи... я упорядочу все это, создам стройную, логичную и понятную структуру.
– То есть, ты собираешься свернуть мироздание в трубочку только потому, что считаешь его слишком сложным? – возмутился капитан.
– Мир изменится, станет простым и понятным, еще на шаг приблизившись к совершенству, – девочка снова улыбалась.
– Слушай, а нельзя как-то без этого? – поинтересовался Шепард, не особо надеясь на положительный ответ.
– Нет, решение уже принято, – девочка пошла вперед, поманив за собой капитана. – Ты – первый из смертных, кто пришел сюда, поэтому я дарую тебе выбор.
Девочка указала на три портала, которые засверкали впереди серебристыми арками.
– Спасибо, хоть не разноцветные, – буркнул капитан.
– Войди в левый портал, – вещала тем временем девочка, – и ты станешь одним из богов нового мира.
– Что, прям-таки богом? – саркастически уточнил капитан.
– Не просто богом, а великим богом, – девочка сарказм не уловила. – Войди в средний портал, и ты живым и здоровым вернешься в свой мир, к друзьям и ждущей тебя возлюбленной.
– Очень соблазнительно, – Шепард вспомнил Эшли и немедленно решил, что Викония ему нравится больше.
– Войди в правый портал, и ты займешь место Ао. Это тяжелый выбор, он лишит тебя самой твоей сущности, но подарит неведомую доселе силу и власть, – продолжала тем временем девочка. – Так что ты выберешь?
– Я правильно понял, что независимо от моего выбора Фаэрун будет искорежен? – теперь капитан стоял на расстоянии вытянутой руки от существа.
– Изменения неизбежны, – пафосно произнесла девочка, – но выбор за тобой.
– Хреновый какой-то выбор, – заметил Шепард.
Существо молчало. Капитан посмотрел на порталы и, размахнувшись мечом, опустил его девочке на голову. Раздался грохот, яркая вспышка взорвалась перед глазами Шепарда, и все вокруг погрузилось во тьму.

Небольшой уютный домик спрятался посреди тенистого сада. Яркие цветы на клумбах и аккуратно подстриженные кусты радовали глаз. Входя во двор, Шепард думал, как все-таки все хорошо сложилось – никаких катаклизмов, чумы и сворачивания мироздания, и всего-то понадобился один хороший удар. Притворив за собой калитку, капитан прошел по мраморной дорожке и распахнул дверь дома.
– Лапушка моя, я вернулся, – заорал он.
– Еще раз назовешь меня одним из этих дурацких прозвищ – отравлю, – посулила высунувшаяся из двери кухни Викония. – Кстати, у нас гости.
Войдя в гостиную, Шепард увидел всю команду в полном составе, рассевшуюся на уютных диванчиках, и бочку пива, стоящую практически посреди комнаты. Капитан улыбнулся: вечер, точнее, несколько вечеров, обещали быть приятными.

@темы: м!ГГ, Фанфикшен, Фанфик закончен, Гринвуд, Второстепенные персонажи, PG-13, Neverwinter Nights 2, Humor, Gen, Baldur's Gate 2, Baldur's Gate, Adventure, AU

   

Вселенная Забытых Королевств

главная